Паранойяльный синдром

На схеме видна последовательность включения различных симптомов в процессе развития синдрома.
Вначале присутствует бредовая готовность. Зачастую бредовая готовность сопровождается определенным бредовым настроением. Появляется ощущение волнения, беспокойства, неприятного предчувствия. Важно, что повода для таких ощущений нет или в качестве повода рассматриваются реальные события, которые ранее воспринимались как нейтральные. Такая неприкаянная тревожность не может существовать подолгу. Если не будет найдено объяснение, нестабильность порождаемая неопределенностью приведет к нарастанию тревоги с дальнейшей потерей ориентации и нарушением сознания. Здесь срабатывает архаическая форма мышления – если найдется объяснение происходящему, снизится неопределенность (если понятно, что происходит можно придумать, что с этим делать), а следовательно и тревожность. Поэтому подобно черной дыре мозг готов поглотить все, что попадает в поле его сознания. Он начинает отмечать разнообразные закономерности: «как не гляну на часы, там постоянно парные числа: 12.12, 16.16 и т.д.», «кругом каркают вороны: за окном, в фильме по телевизору». При этом ворота черной дыры остаются открыты, в результате чего отмеченные закономерности исчезают так же легко, как и появились, уступая место другим. Пока в мозге нет условий для переваривания и построения какой либо системы.
Далее следует появление идей отношения. «Хорошо, вовне существуют какие-то закономерности, но какое это отношение имеет ко мне, почему я так тревожусь?» — рассуждает человек. Происходит, как бы слияние внешнего и внутреннего мира. Человек прекращает себя ощущать одной из миллиардов песчинок сообщества людей. Теперь он песчинка, которую окружают другие песчинки (перемещение личности в центр происходящего). Постепенно приходит понимание, что все отмеченные факты имеют какое то непосредственное отношение именно к нему. «Почему именно вокруг меня каркают вороны?», «ведь это я вижу парные числа». Так как в процессе формирования идей отношения все еще присутствует высокий уровень тревоги (так сказать «черная дыра» уже захватила определенную информацию, но ворота сознания все еще широко открыты), все вокруг продолжает оставаться подозрительным и не исчерпывается возникшей доминирующей идеей. Например «несколько человек посмотрели на меня», «все думают перейду я дорогу на красный свет или нет», «ни с того ни с сего отключился телефон», «не спроста это все».
Когда стало понятно, что нечто происходит и это нечто имеет отношение к данному человеку, возникает закономерный вопрос «А зачем все это?». Учитывая, что фон настроения не радостный, ответ так же не сулит чем то приятным типа «мне хотят сделать неожиданный подарок», «когда каркают вороны – это всегда к деньгам». Напротив, делается вывод, что все это должно принести вред. «Несколько человек, которые посмотрели на меня следят за мной, что бы выведать мое изобретение», «если я начну переходить на красный свет они сфотографируют правонарушение и отправят информацию в полицию», «мои враги наколдовали мне смерть и теперь вороны приближают ее своим карканьем». Таким образом формируется третья ступень синдрома – идеи преследования. Когда идея преследования сформирована уровень тревожности снижается и ворота сознания закрываются. Поэтому дальнейшего качественного преобразования идей не происходит. Остальной окружающий мир (который не захвачен фабулой бредовой идеи) не затрагивается и воспринимается достаточно трезво. Далее, подобно проглоченной пище в желудке идеи начинают перевариваться. Они структурируются, распространяются на прошедшие события, расширяются на определенную группу лиц. Мало того, если вначале больные только спасаются от преследования, то потом они понимают, что лучший способ защиты это нападение и сами начинают преследовать обидчиков (преследующие преследуемые).