Патопсихология

Экспериментально-психологические исследования в психиатрии — методы, направленные на выявление в анализ тех или иных особенностей психики путем создания специальных (стандартных или варьируемых) контролируемых условий. Они применяются для распознавания и дифференциальной диагностики психических заболеваний или других патологических состояний. Это одна из прикладных задач, решаемых патопсихологией — областью психологии, изучающей нарушения психических процессов и психических свойств личности при разных видах патологии мозга.

В психиатрической литературе место и роль экспериментально-психологических методов в клинико-нозологической диагностике оцениваются противоречиво. Вопрос осложняется и особым (по сравнению с другими параклиническими, лабораторными методами) положением экспериментально-психологического метода по отношению к клинико-психопатологическому методу исследования больных. При существенных различиях между этими двумя методами у них есть определенное совпадение сфер приложения: особенности психики больных людей.

Методы и цели патопсихологических исследований можно разделить на две категории.

Психологический эксперимент как продолжение клинико-психопатологического исследования для утонченного психопатологического анализа. Это особенно важно тогда, когда обнаружение тех или иных симптомов одним лишь клинико-психопатологическим методом затруднено. Такой психологический эксперимент вошел в клиническую практику довольно рано, почти одновременно со становлением самой психиатрии, и используется не только психологами, но и врачами при беседе с больным («естественный эксперимент»). Как правило, психологические Экспериментальные методики, доступные врачу, представляют собой довольно простые виды «умственных» и практических заданий, предлагаемых больным в разных вариантах и комбинациях в зависимости от целей дифференциальной диагностики и направленности на выявление тех или иных расстройств психики.

Для обнаружения симптомов утомляемости, ослабления внимания, снижения темпа психической деятельности применяются следующие методики.

Корректурная проба: больному предлагают вычеркнуть из стандартного текста буквы К и Р. Быстрое выполнение задания с ущербом для точности наблюдается при маниакальных и паралитических синдромах, чрезвычайно медленное — при депрессии. Заметно медленнее и хуже здоровых справляются с заданием больные с сосудистыми и иными органическими поражениями мозга. Сказывается и отношение обследуемого к заданию (при активной заинтересованности результат -может быть вдвое лучше), а также утомление.

Метод отыскивания чисел (таблицы Шульте): цифры от 1 до 25 в таблицах приведены вразброс. Больному предлагают указкой показать их и называть вслух по порядку. Медленный темп характерен для больных атеросклерозом головного мозга в связи с периодическим торможением их психической деятельности. Равномерный замедленный темп наблюдается при эпилепсии.

Счет по Крепелину: элементарная арифметическая задача — складывание чисел «столбиком». Темп и точность выполнения отражают утомляемость, врабатываемость, отношение обследуемого к заданию.

Отсчитывание: последовательное вычитание чисел, например, отнимать «в уме» по 7 из 100 (93, 86, 79, 72 и т. д.). Таким путем исследуются навыки счета, устойчивость внимания, затрудненность интеллектуальных процессов.

Для выявления расстройств памяти используют заучивание слов (или цифр), пересказ несложных сюжетов, опосредованное запоминание попарно предъявляемых слов, связанных по смыслу.

Для выявления своеобразия мышления больных шизофренией (вычурность, резонерство, соскальзывание, несобранность и др.), конкретности и поверхностности суждения олигофренов, неопределенности суждений больных с сосудистыми и иными органическими поражениями мозга применяются методы: раскрытие иносказательного смысла пословиц, метафорических выражений, сравнение предметов и понятий по признакам сходства и отличий (например, «дождь и снег», «обман и ошибка»), а также метод пиктограмм (по А. Р. Лурия). Последний заключается в том, что больному предлагают с помощью собственноручных рисунков, набросанных для памяти, запомнить произнесенные экспериментатором 10—16 слов. Таким образом исследуют и память, но главное — особенности ассоциирования.

Все перечисленные и многие иные методы направлены на выявление интеллектуальных, речевых, перцептивных, мнестических расстройств, а возможности экспериментально-психологического обнаружения изменений личности (эмоционально-волевых, характерологических и других свойств) более ограничены.

Экспериментально-психологические методы исследования используются не всегда, а лишь в определенных клинических ситуациях, чаще при стертых, благоприятных, «малосимптомных» вариантах разных психических болезней, и некоторых стадиях заболевания (начальный этап, ремиссии), когда клиническая симптоматика недостаточно выражена, «замаскирована» другими процессуальными симптомами. Иногда экспериментально-психологические методы привлекают для подкрепления результатов, полученных при психопатологическом исследовании.

Психологический эксперимент применяется для решения дифференциально-диагностических задач и как способ выявления собственно психологических характеристик измененной психической деятельности при разных психических болезнях и состояниях. В этих целях используются специальные, более сложные экспериментально-психологические методы, применение которых относится к компетенции патопсихологов, требует специальной квалификации и опыта экспериментальной работы и основывается на результатах предварительных клинико-лабораторных корреляционных исследований. В ходе таких исследований получают характеристики психической деятельности, имеющие то или иное дифференциально-диагностическое значение.

В психиатрических клиниках разных стран используют множество методических приемов. Одним из основных и наиболее плодотворных путей, по которому успешно следует отечественная патопсихология, является экспериментальное изучение измененной структуры психических процессов (мыслительных, перцептивных, речевых, мнестических, эмоциональных и др.) при разных видах патологии мозга. Этот подход характеризуется следующими основными принципами.

Во-первых, экспериментальные исследования (и соответствующие им методики) не универсальны, а «прицельны», направлены на анализ определенных видов патологии психики. Например, метод «формирования искусственных понятий», предложенный и примененный в психиатрии в связи с гипотезой о нарушении понятийного мышления при шизофрении (Л. С. Выготский), используется для выявления особенностей этой стороны мыслительной деятельности при разных психических поражениях мозга. Метод «классификации предметов», созданный и использованный К. Гольдштейном для изучения «категориальности» психической деятельности, широко применяется для анализа нарушений абстракции и обобщения при разных видах патологии (олигофрения, эпилепсия, травматические и сосудистые поражения мозга, шизофрения).

Во-вторых, экспериментальные методики строятся по принципу моделирования определенных (воспроизводимых и контролируемых) ситуаций, требующих от больного какой-либо деятельности, в которой и проявляются интересующие экспериментатора нарушения психики. Например, деятельность при обследовании методом исключения предметов («четвертый лишний») связана со способностью к выделению существенных признаков, отвлечению, обобщению.

Еще одним принципом служит анализ экспериментальных данных, органически связанный с отмеченными выше особенностями методических приемов. Заключение экспериментатора основывается не только и не столько на конечном результате деятельности больного, сколько на качестве выполнения им экспериментального задания. Существенна не выраженность той или иной «функции», свойства психики, а организация деятельности, отличие структуры психических процессов больного от нормы.

Экспериментальное обследование больного не стандартизировано, комплекс методик подбирают индивидуально, в соответствии с конкретной дифференциально-диагностической задачей, состоянием больного в момент обследования, уровнем его образования и возрастом.

Результаты исследований позволяют использовать определенные характеристики измененной структуры психической деятельности в качестве дополнительных дифференциально-диагностических данных. При шизофрении, например, констатируется «искажение» процесса обобщения в отличие от заболеваний органического генеза (травмы, церебральный атеросклероз и т. д.), когда на первый план выступает снижение уровня обобщений. Эта патология мыслительной деятельности больных шизофренией заключается в «разноплановости», многоаспектности мышления, когда равнозначно актуализируются и используются как существенные, практически значимые, так и случайные, малозначимые свойства и характеристики объектов. Это может сочетаться с сохранностью операционной стороны мыслительной деятельности и запаса знаний, формально-логической правильностью суждений. Проявления патологии интеллектуальной деятельности больных шизофренией не зависят от сложности предъявляемых экспериментальных заданий. Наиболее отчетливо данная патология проявляется при использовании методик с «глухой» инструкцией, дающей больному возможность самостоятельного подхода к решению экспериментальной задачи. У больных эпилепсией на первый план выступает снижение способности к обобщению, абстрагированию, выделению существенного наряду со склонностью к детализации, застреванию на несущественных обстоятельствах и трудностью переключения мыслительной деятельности. Эти особенности мышления больных эпилепсией сочетаются, как правило, с сужением и трудностью распределения (переключения) внимания. Ухудшение памяти проявляется в снижении способности как к удержанию нового материала, так и к воспроизведению актуализации прежних знаний. Отмечается общее замедление темпа интеллектуальной деятельности.

Практическое применение данных, полученных методами патопсихологии, — см. в разделах, посвященных нозологическим формам.

 

 

 

Больной Н., 18 лет. Заболел год назад, будучи учеником 10-го класса. Стал недисциплинированным, грубым с родителями и учителями, забросил учебу, а затем и вовсе оставил школу. Не работает, несколько раз совершал хулиганские поступки, начал употреблять алкогольные напитки. В психическом статусе: формальный контакт, аффект неопределенный. Наличие бреда и галлюцинаций выявить не удается. Несколько манерен. Речь витиевата, склонен к резонерским рассуждениям.

Соматоневрологически — без особенностей.

Дифференциальный диагноз между психопатией и психопатоподобным течением шизофрении.

В патопсихологическом эксперименте:
Память и внимание существенно не нарушены. Живой и равномерный темп сенсомоторных реакций. Уровень обобщения и отвлечения не снижен. Об этом свидетельствует правильное выполнение больным ряда заданий, требующих образования сложных аналогий и оперирования абстрактными понятиями. В то же время на фоне этих правильных решений отмечаются ошибочные, основанные на выделении «слабых» признаков. Так, больной объединяет в одну группу трубку, ножницы и катушку и исключает наперсток, мотивируя это тем, что «все они имеют сквозные отверстия, а наперсток сделан по типу гнезда». Эти суждения носят характер, «соскальзываний» и в процессе опыта не корригируются. В ряде случаев больной предлагает несколько вариантов решения одного и того же задания, в том числе и правильный, но ни одному из них не отдает предпочтения. Например, получив для исключения таблицу с изображенными на ней самолетом, пчелой, вентилятором и гвоздем, он рассуждает следующим образом: «Все зависит от подхода. Если положить в основу принцип одушевленной природы, то отличается пчела. Если подойти с позиций аэродинамики, то надо исключить гвоздь. А если исходить из практического значения, то легче всего обойтись без вентилятора. Он нужен для субъективного комфорта, так как фактически он жару не ослабляет».

Пиктограммы больного эмоционально выхолощены. Так, к слову «счастье» он рисует автомобиль («Это счастье — прокатиться с ветерком»), к слову «печаль» — морскую поверхность («Слезы соленые, и в море вода соленая»). Некоторые пиктограммы основаны на созвучиях, например, к слову «справедливость» больной рисует правую руку и объясняет это следующим образом: «Справедливость — это значит найти правого, и рука правая».

В сюжетно незавершенных и эмоционально насыщенных рисунках не видит эмоционального подтекста, описание этих рисунков производит, прибегая к формально-резонерским характеристикам. Так, по поводу репродукции картины И. Н. Крамского «Объяснение» говорит: «Наверное, отец-военный и дочь. Усталость после осмотра музея».

Не воспринимает юмор в сериях рисунков Бидструпа. Рассматривая рисунки, на которых изображен спящий под деревом и смеющийся во сне человек, который по пробуждении увидел, что его лизала корова, больной говорит: «Сны хорошие ему снились. Привлек он своим хохотом корову. Она подошла и начала его щекотать, разбудила. Если хочешь отдохнуть на природе, осмотри сначала место, не ложись спать около пасущегося стада».
При исследовании самооценки неадекватно высоко оценил себя по показателям здоровья, счастья, характера. Отсутствует рассудительное отношение к своему состоянию: «Я здоров, меня сюда зря поместили. И характер у меня лучше, чем у многих других».

Таким образом, при обследовании выявлены явления формального мышления, с «соскальзываниями» и «разноплановостью», которые так же, как и обнаруженные у больного аффективно-личностные изменения, характерны для шизофрении.

 

Составление заключений по данным патопсихологического экспериментального исследования

Подбор методик и вся программа исследования зависят от клинической задачи. Это означает, что, в зависимости от того, нужно ли установить эффективность терапии при исследовании больных с заведомо ясной этиологией либо получить дополнительные данные при разграничении разных заболеваний (например, шизофрении от последствий энцефалита, болезни Альцгеймера от атеросклеротического слабоумия, реактивного состояния от шизофрении и т.д.), экспериментальное исследование строится по-разному.

Подобно тому, как нет и не может быть стереотипного построения исследования, стереотипного подбора методик, не может быть и стандарта в составлении заключения. Каждое заключение составляется обычно как ответ на поставленный клиникой вопрос. Оно не может быть понято и не должно рассматриваться вне этого клинического вопроса, вне истории болезни и задачи исследования.

После того как применение нескольких экспериментальных приемов позволяет (с большей или меньшей степенью убедительности) ответить на поставленный вопрос, т. е. после анализа полученных экспериментальных данных, составляется заключение. Может быть дана некоторая внешняя форма или схема таких заключений, но основная часть содержания заключений не поддается никакой унификации, она всегда пишется как ответ на конкретный вопрос.
Схема заключений такова

Вначале в одной или двух фразах описываются жалобы больного на состояние умственной работоспособности, памяти, внимания, утомляемости, но отнюдь не жалобы на состояние здоровья в целом. Такое ограничение возникает по следующим причинам.

Поскольку экспериментальное исследование проводится не лечащим врачом, а сотрудником психологической лаборатории или кабинета, он (даже если он и является сам тоже врачом-психиатром) не должен вмешиваться в тактику лечащего врача, не должен подменять его в беседе.

Поэтому исследование в целом мотивируется для относительно сознательных больных как исследование их памяти, внимания, умственной работоспособности. Из этого не следует, конечно, что психолог этим ограничивается; он исследует, разумеется, и мышление, и личностную сферу, т.е. критичность больного и внутреннюю картину болезни в целом. Но поскольку с самого начала больному объявляют, что цель исследования – проверка памяти и внимания, то и расспрос ведется главным образом в отношении памяти, внимания, работоспособности. Однако даже эти жалобы в сопоставлении с последующим фактическим исследованием интеллектуальной деятельности больного дают очень ценный материал для представления о критичности больного, его самооценке и сознании болезни.

Если же больной, не обращая внимания на вопросы экспериментатора, начинает жаловаться ему на боли в ногах, в сердце или излагать какие-либо бредовые идеи, в заключении эти жалобы опускаются. Нередко бывает, что больной сообщает психологу какие-либо заслуживающие внимания, но не отраженные в истории болезни, т. е. неизвестные лечащему врачу, данные. Эти факты необходимо, конечно, сообщить врачу, но не следует вносить их в заключение. Последнее замечание адресовано не психиатрам, а сотрудникам лаборатории, имеющим психологическое, дефектологическое или педагогическое образование. Их иногда соблазняет возможность дополнить, расширить клинические данные лечащего врача. Такие дополнения могут быть ценными, но вносить их в заключение по экспериментальному исследованию не следует.

Следующая часть заключения (также очень краткая) представляет собой описательную характеристику того, как больной работал, т. е. как он выполнял задания – старательно или неохотно, проявлял ли заинтересованность в достижении правильных решений, мог ли критически оценить свои успехи. Об этом психолог судит по тому, старался ли больной исправлять свои ошибки, если замечал их, огорчался ли, замечая свои неудачи, выражал ли желание довести начатую работу до конца или предпочитал от нее отказаться, принимал ли незаслуженную похвалу. У больных-учащихся можно иногда даже спросить о том, какую оценку они бы считали справедливым получить за тот или иной вид работы. Все эти данные, характеризующие отношение больного к факту обследования его умственных способностей и к качеству своих действий, могут быть выражены в одной-двух фразах, но они составляют важную часть заключения, так как дают материал для суждения о личности больного. Эту часть заключения, хотя она и имеет форму описания и обозначается в устной речи как микростатус, как статус за столом экспериментатора, не следует рассматривать как внеэкспериментальную. Она является материалом естественного эксперимента, каким в целом представляется ситуация проверки умственных способностей человека. Чем сохраннее личность, тем обычно глубже выражена эмоциональная реакция на исследование в целом. У психопатов она принимает иногда утрированный характер. Безучастное отношение к факту исследования наблюдается при глубоком распаде личности либо при очень глубокой депрессии.

Третья, наиболее содержательная часть заключения должна ответить на конкретный вопрос клиники. Она пишется в виде отдельных положений, доказываемых или хотя бы иллюстрируемых экспериментальными данными, полученными с помощью разных методик. Таким образом, эту часть заключения нецелесообразно писать ни по отдельным методикам, ни по психическим процессам (мышление, память и т.д.).

Иногда возникает сомнение в необходимости конкретных иллюстраций, примеров или фактических экспериментальных данных и заключений. Необходимо, конечно, очень скупо подбирать всякие доказательства из большого количества экспериментальных данных, нужно научиться кратко их формулировать, но приводить их в заключении на данном этапе необходимо.

В конце заключения резюмируются наиболее важные данные, полученные при исследовании. Эта концовка ни в коем случае не должна содержать суждения о диагнозе, так как диагноз может быть лишь итогом общего клинического изучения больного. Но в то же время концовка, несомненно, содержит данные, имеющие диагностическое значение. Так, например, если на первый план в этом итоге заключения выступает разноплановость мышления и неадекватная эмоциональная реакция на исследование, такой итог более типичен для шизофрении. Если же на первый план в резюме выносится ослабление памяти и внимания, утомляемость при правильности суждений и содержательности ассоциаций, то такой итог более типичен для органического заболевания, чем для шизофрении.

 

Рекомендации к составлению психологических заключений

Подобно тому как не может быть стандартного построения исследования, стереотипного набора методик, не может быть и стандарта в составлении заключений. Каждое заключение составляется психологом с учетом поставленного клиникой перед психологом вопроса. «Оно не может быть понято и не должно рассматриваться вне этого клинического вопроса, вне истории болезни и задачи исследования».

Могут быть даны некоторые рекомендации относительно общей схемы подобных заключений, содержание же их не поддается строгой унификации.

В начале заключения кратко описываются жалобы больного, но не вообще жалобы на здоровье в целом, а лишь жалобы на состояние умственной работоспособности, памяти, внимания. Это ограничение продиктовано целым рядом причин. Прежде всего, психолог не должен выходить за рамки своей профессиональной компетенции, подменять лечащего врача, вмешиваться в тактику его работы с больным. Соблазнительное желание дополнить, расширить собственно клинические данные может быть тактично реализовано в ходе исследования. Но вносить эти сведения в психологическое заключение нет необходимости. И о них надо сообщить лечащему врачу в личной беседе с ним.

Следующую часть заключения составляет описание того, как работал больной в ситуации психологического исследования: понимал ли смысл исследования, старательно или неохотно выполнял задания, проявлял ли интерес к успеху своей работы, мог ли критически оценить качество своих достижений. Все эти данные могут быть описаны как подробно, так и кратко; в любом случае они составляют важную часть заключения, позволяют судить о личности больного. Эту часть заключения можно дополнить результатами исследования с помощью проектных методов или материалами специально организованной направленной беседы с больным.

Следующая часть заключения должна содержать сведения о характере познавательной деятельности больного. Желательно при этом начинать подробную характеристику с описания центрального нарушения, которое выявлено у больного в ходе исследования. Требуется показать также, в комплексе каких нарушений выступает это ведущее нарушение, т.е. следует вести описание не по методикам исследования и не по психическим процессам, а необходимо описать психологический синдром нарушений психической деятельности. В этой же части заключения описываются сохранные стороны психической деятельности больного. Последнее необходимо для решения вопросов трудоустройства больного, а также рекомендаций родственникам в отношении больного. При характеристике познавательной деятельности больного может возникнуть необходимость в иллюстрации отдельных положений выписками из протоколов исследования. Такие примеры приводить нужно, но только в краткой формулировке; следует приводить лишь наиболее яркие выписки из протокола, не вызывающие сомнений в квалификации нарушения. При обилии примеров или их недостаточной яркости можно исказить или затушевать основную мысль заключения, сделать его расплывчатым по содержанию, а в ряде случаев ввести в заблуждение лечащего врача.

В конце заключения дается резюме, отражающее наиболее важные данные, полученные при исследовании. Эти данные должны выражать структуру основного психологического синдрома, выявившегося при исследовании. Резюме может содержать данные о диагнозе заболевания, но опосредованно, через описание структуры нарушений, выявленных в эксперименте. Приведем несколько примеров заключений, чтобы показать зависимость их содержания от конкретной клинической задачи.

I. Больной Л., 38 лет, инженер-конструктор, поступил в больницу им. П.Б. Ганнушкина для обследования и лечения. Предполагаемый диагноз: шизофрения.

Заключение по данным экспериментально-психологического исследования.

Больной охотно рассказывает о себе. Многословен. Жалоб не высказывает. Отмечает лишь, что «память слабовата».

Понимает цель исследования. С готовностью приступает к работе. Критикует содержание предлагаемых заданий, отмечает «ошибки» в построении методик. Приступая к работе, заранее уверен в правильности своих решений. После похвалы экспериментатора прекращает работу и начинает подробно рассказывать о своих способностях, о своем «выдающемся» уме и т.д. Отрицательную оценку экспериментатора игнорирует (при этом отсутствует самолюбивая эмоциональная реакция на неуспех).

Быстро и легко усваивает инструкции. В ряде случаев приступает к работе, не дослушав инструкцию до конца. Способен самостоятельно избрать правильный способ работы. Быстро переключается на новый вид работы в новых условиях. Общий темп работы достаточно высок.

Уровень доступных обобщений и абстрагирования вполне соответствует полученному образованию. Легко оперирует обобщающими категориями. Тем не менее допускает значительное количество ошибочных решений, имеющих полиморфную структуру. Это, прежде всего, ошибки суждений, связанных с нарушением целенаправленности мыслительной деятельности, а также нарушения операционального звена мыслительной деятельности (по типу искажения процесса обобщений, тенденции к использованию латентных признаков). Последнее тесно связано с нарушением критичности и мотивации деятельности, вследствие чего больной действует в соответствии со своими парадоксальными искаженными мотивами и установками. Например, сравнивая понятия «луна» и «волк» (и отдавая себе отчет в том, что это несравнимые понятия), отмечает, что они различаются «по подчинению»: «Луна делает то, что солнце прикажет, а волк — то, что сам захочет». Считает также сравнимыми понятия «очки» и «деньги». Отмечает при этом: «Деньги есть эквивалент труда, и очки есть материальная ценность. Чтобы иметь и то и другое, надо поработать. Понятия сравнимы, так как выручают человека. А различие между ними в том, что очки у нас есть постоянно, а деньги все время меняются — то их больше, то меньше».

Эмоциональные и мотивационные нарушения деятельности влекут за собой трудности в выборе решения из нескольких возможных вариантов. При этом он прибегает к многословным резонерским рассуждениям. Например, при выполнении пиктограммы для запоминания понятия «счастье» рисует столб и мяч: «Любил я очень яблоки есть. Счастлив был, когда вдоволь их ел. Яблоко надо рисовать, в них есть витамины, они укрепляют здоровье, а чем человек здоровее, тем он счастливее… Или лучше, конечно, другое — игра в мяч… Кто выиграл, тот и счастлив, хотя это тоже как-то мелковато. Можно, конечно, вспомнить и получение диплома, но мне лично диплом счастья не принес… Самое, конечно, счастье было бы избавиться от болезни, но если я нарисую человека, то как изобразить, что у него припадок… Счастье было бы, если бы жила моя мама, я бы и болезней не знал никаких… Нет у меня счастья… Оставлю счастье как выигрыш в какой-нибудь игре, оставлю мяч».

В ходе длительного исследования больной не устает. Таким образом, на фоне грубой некритичности и эмоциональной неадекватности больного выявляются выраженные нарушения мыслительной деятельности (динамические — нарушения целенаправленности, операциональные — искажение процесса обобщения, мотивационные — разноплановость суждения, резонерство).

Окончательный клинический диагноз: шизофрения. 2. Больной А., 26 лет, военнослужащий, поступил в больницу им. П.Б. Ган-нушкина для прохождения экспертизы. Предполагаемый диагноз: шизофрения или органическое поражение ЦНС травматического генеза.

Заключение по данным экспериментально-психологического исследования. Больной во время исследования приветлив, спокоен. Поведение адекватно ситуации. Правильно понимает цель экспериментальной работы. Охотно делится своими переживаниями. С должным интересом и серьезностью относится к оценке результатов. Имеется адекватная эмоциональная реакция на успех и неудачи в работе. Всегда активно стремится исправить ошибки, добиться правильного решения. Жалуется на повышенную утомляемость даже после непродолжительных нагрузок.

Задания выполняет быстро и легко. Мыслительные операции (анализ, синтез, обобщение, абстрагирование) сохранны. Уровень доступных обобщений достаточно высок.

Вместе с тем обращают на себя внимание некоторая обстоятельность суждений, склонность к излишней детализации рисунков и ассоциаций в пиктограмме. Склонен употреблять слова с уменьшительными суффиксами.

Отмечаются элементы утомляемости, которые выражаются в появлении ошибок внимания.

Таким образом, во время исследования выявляется интеллектуальная, эмоциональная сохранность больного, критическое отношение как к своему состоянию, так и к процессу исследования в целом. Вместе с тем следует отметить некоторую обстоятельность суждений и элементы утомляемости (особенно при продолжительной интеллектуальной нагрузке). Каких-либо нарушений (по шизофреническому типу) выявить не удалось.

Данное заключение помогло клиницистам исключить диагноз шизофрения.

3. Больной Т., 16 лет, ученик 9 класса, направлен в больницу им. П.Б. Ганнушкина для прохождения экспертизы. Дифференциальный диагноз: остаточные явления органического поражения ЦНС с эписиндромом или шизофрения.

Заключение по данным экспериментально-психологического исследования.

Больной жалоб не предъявляет. В беседе вял, формален. Выполняет предложенные задания без должного интереса. Не обнаруживает эмоциональной реакции на успех и неуспех в работе.

Легко и быстро усваивает инструкции. Больному доступны все мыслительные операции. Уровень обобщения достаточно высок.

Вместе с тем при выполнении экспериментальных заданий наблюдаются такие периоды, когда больной как бы «перестает думать» (сидит молча, прекратив выполнение задания). Требуется вмешательство экспериментатора, чтобы вернуть его к прерванной деятельности.

Наблюдаются также нечеткие расплывчатые суждения, периодически возникают искажения логики суждений (по типу соскальзываний).

Исследование не обнаруживает обстоятельности суждений или склонности к конкретно-ситуационным решениям. Память и внимание в пределах нормы. Утомляемость не отмечается.

Таким образом, при исследовании выявляются редко возникающие, слабо выраженные нарушения мышления (по типу соскальзываний).

Данное заключение было использовано клиницистом для постановки диагноза шизофрения.

4. Больной А., 28 лет, по специальности техник. Диагноз: органическое поражение ЦНС неясного генеза (?), опухоль мозга (?).

Больной вял, пассивен на протяжении всего исследования. Речь монотонная, голос немодулирован. Задаваемые вопросы понимает медленно, с трудом. Ответы не всегда в плане поставленного вопроса. Жалобы носят расплывчатый характер: «Что-то происходит с головой, а вот что… это… как-то…»

Инструкции к заданиям понимает с большим трудом, более сложные инструкции вообще недоступны больному. Усвоение правил работы возможно только при искусственном расчленении действия на более простые операции.

Интеллектуальные возможности больного резко снижены. Ему недоступно большинство предложенных заданий. Суждения носят конкретно-ситуационный характер. Процесс опосредования недоступен вследствие грубого снижения операций обобщения и абстрагирования, а также из-за нарушения целенаправленности мышления. Отмечаются инертные «застревания» больного на отдельных действиях, трудности переключения на новые действия.

При проведении локальных проб: а) затруднено повторение ритмических структур, как звуковых, так и графических; затруднения в начертании букв при письме; нарушение слитности букв при письме; б) выявляются нарушения конструктивной деятельности; отношений «под», «над»; почти полная утеря способности к воспроизведению фигур по образцу; затруднения при ориентировании в схеме числа, при выполнении простых счетных операций; в) выявились грубые нарушения зрительно-моторной координации (больше слева); г) наблюдается снижение памяти. Непосредственное воспроизведение материала — 6, 6, 5, 7 слов из 10. Отсроченное воспроизведение подменяется множественными контаминациями.

Нарушена ориентировка во времени, частично — в пространстве.

Наблюдается резкая истощаемость больного, носящая пароксизмальный, так называемый пульсирующий характер. Степень утомления столь велика, что можно говорить о колебаниях тонуса сознания. (Во время выполнения задания больной может задремать.) Особо следует отметить значительное снижение критичности больного как к своему состоянию, так и к результатам исследования в целом.

Таким образом, исследование выявило грубое снижение интеллектуальных возможностей больного, резкое снижение активности и критичности, грубые комплексные нарушения памяти в сочетании с выраженными колебаниями тонуса сознания. Кроме того, отмечается целый комплекс нарушений психических функций.

Больной после целого ряда клинических исследований (с учетом патопсихологических исследований) был переведен в Институт нейрохирургии с диагнозом опухоль мозга.

5. Больная Б., 39 лет, поступила в больницу им. П.Б. Ганнушкина для прохождения трудовой экспертизы.

Заключение по данным экспериментально-психологического исследования.

Больная охотно вступает в беседу. Добросовестно выполняет все задания, живо интересуется оценкой своей работы. Огорчается при указании на ошибки.

Инструкции усваивает. Однако если увеличить латентный период между предъявлением инструкции и началом работы (например, до 5 минут и более), то больная забывает инструкцию. При просьбе воспроизвести инструкцию повторяет ее с искажением. Если же выполнение задания следует сразу вслед за предъявлением инструкции, больная удерживает в памяти заданный способ работы.

Обнаруживаются резкие колебания умственной работоспособности. После небольшой по объему интеллектуальной нагрузки выявляются признаки выраженной истощаемости.

Выявляется снижение памяти. Кривая запоминаемости — 5, 6, 8, 8, 8 слов из 10, а через час — всего 2 слова.

Наблюдаются также псевдореминисценции и конфабуляции. Объем внимания сужен, отмечается колебание внимания.

Таким образом, ослабление памяти и внимания сочетается с выраженной утомляемостью больной, значительными колебаниями умственной работоспособности.

6. Больной Н., 25 лет, студент, поступил в больницу им. П.Б, Ганнушкина на обследование. Предположительный диагноз: шизофрения.

Заключение по данным экспериментально-психологического исследования. Больной жалоб не высказывает. На вопросы отвечает расплывчато. В ходе исследования наблюдается иногда неадекватная улыбка, иногда — неадекватный ситуации смех. Стационирование в больницу называет недоразумением, ошибкой. Себя считает психически здоровым. При обследовании самооценки все показатели резко завышены, что свидетельствует о нарушении критичности. Например, относит себя к числу почти самых здоровых людей. Считает, что абсолютно здоровым человеком ему мешают быть «зрение… очки мешают заниматься подводным плаванием, их приходится часто снимать, а также родимое пятно на теле». Больной оценивает себя также достаточно высоко по шкале «счастье», сопровождая свою оценку следующим резонерским высказыванием: «Самые счастливые люди, которые ясно разобрались в себе, ясно понимают себя и согласно познанию себя совершают поступки, т.е. действия этих людей не противоречат, действия их осознанны, т.е. они познали себя, и это они делают… Самые несчастливые люди — люди, которые никогда не знают, что и делать, часто совершают и действуют по указке других людей, т.е. нерешительные, расплывчатые, раздвоенные, расстроенные».

Больной некритичен к своим суждениям, действиям. Так, он «принципиально» не согласен с замечаниями экспериментатора, спорит, стремясь доказать свою правоту.

Формально больному доступны сложные мыслительные операции, однако обнаруживаются искажения операциональной стороны мышления, выражающиеся чаще всего в повышенной актуализации маловероятных свойств предметов. Так, при выполнении задания «исключение предметов» больной предлагает сразу несколько вариантов решения, не может выбрать из них наиболее правильный. Например, предлагаются карточки с изображением пилы, топора, коловорота и шурупа. Исключению в данном случае подлежит шуруп, так как все остальные предметы — орудия труда. Больной же исключает пилу, поскольку «остальные предметы, которыми может пользоваться только один человек, а пилой обязательно два», или «потому что пила — это режущий инструмент, а остальные предметы входят в поверхность». Предлагает также исключить топор, так как «остальные предметы, которыми совершают длительные, постепенные, непрерывные операции, а топором можно совершить только одноразовое действие».

Обращают на себя внимание расплывчатость и разноплановость суждений, резонерство. Таким образом, на первый план при исследовании выступают грубые нарушения критичности в сочетании с выраженными нарушениями мышления (по типу соскальзывания, разноплановости суждений, резонерства).

Больной выписан с диагнозом шизофрения.

7. Больной С., 49 лет, заместитель начальника отдела НИИ. Поступил с подозрением на эпилепсию.

Заключение по данным экспериментально-психологического исследования. Больной жалоб на умственную работоспособность не высказывает. Беседует охотно. Часто подчеркивает, что «здоров и почти ничем серьезным не болел». Заметна склонность показать себя с лучшей стороны. В речи¦ встречаются слова с уменьшительными суффиксами. Инструкции выслушивает очень внимательно. Выполняет задания старательно. Допущенные ошибки, даже самые незначительные, старается скрыть (когда в чем-то неуверен, начинает говорить тихим голосом или старается незаметно вообще уйти от выполнения трудного для него задания; часто свой неуспех пытается оправдать тем, что он впервые столкнулся с работой такого рода).

Инструкции к заданиям усваивает. Суждения последовательные, логика суждений не нарушена.

Вместе с тем следует отметить выраженное нарушение операциональной стороны мышления. Оперирование общими признаками предметов затруднено и заменяется установлением конкретно-ситуационных связей между предметами. Умение абстрагироваться от конкретных деталей нарушено. (Например, операция классификации предметов, в основе которой лежат выделение обобщенного свойства предмета, отвлечение от множества других его конкретных свойств, вызывает затруднение. Больной часто прибегает к ситуационному принципу образования групп. Создает большое количество мелких групп на основании довольно конкретной предметной связи. Так, объединяет в одну группу посуду и весы — «это все предметы для приготовления пищи… весы тоже к кухне подходят… они способствуют лучшему приготовлению пищи… в поваренной книге предусматривается состав в граммах… нужно что-то развесить, например, для приготовления торта надо знать все в граммах».)

Отмеченные нарушения мышления ярко и четко выступают при применении метода, который направлен на исследование процесса опосредования (метод пиктограмм). В созданных образцах-ассоциациях отсутствовала условность, много излишних конкретных деталей как в суждениях, так и в рисунках. Например, для запоминания слова «сомнение» больной придумывает следующий образ и ведет такое рассуждение: «Я раскрываю утреннюю газету, быстро просматриваю вторую страницу, но предварительно я написал свою заметку и жду, что ее напечатают в этом номере, так как в предыдущем не было… быстро пробежал одну страницу — заметки нет, у меня возникают сомнения — будет ли в этом номере напечатана моя статья… открываю следующую страницу, допустим это газета «Неделя», опять нет, несколько страниц просмотрел, у меня возникает волнение — напечатают или нет; в конце концов я открываю предпоследнюю страницу и нахожу свою корреспонденцию, сомнение мое исчезает».

При запоминании слова «справедливость» у больного возникает образ со следующими пояснениями: «Показан мальчик пяти лет, у него была в руках конфета, у него выхватил конфету мальчик десяти лет и пытался убежать, но здесь взрослый, увидев эту сцену, успел схватить мальчика десяти лет за руку, подвести к мальчику пяти лет, и тот возвращает ему конфету. Совершать такие поступки несправедливо по отношению к малышам… взрослый им напоминает, что надо быть справедливыми».

Описанный характер нарушений мышления можно квалифицировать как снижение уровня обобщений.

Следует отметить выраженную утомляемость больного при умеренной интеллектуальной нагрузке (сам больной тщательно пытается скрыть утомляемость). Отмечаются грубые колебания внимания, которые иногда граничат с колебаниями тонуса сознания. Примером может служить отсчитывание из 200 по 13 — …187 …175 …83 …70 …157 …144 …123 …126 ..48 …135 …138 …39 …123 …126 …48 …135 …

Процесс запоминания и воспроизведения грубо не изменен. Отмечается лишь некоторая слабость воспроизведения.

Таким образом, в момент исследования выявились нарушения мышления:

а) снижение уровня обобщений (наличие конкретно-ситуационных и обстоятельных суждений);

б) выраженные обстоятельность, тугоподвижность и детализация ассоциаций.

Отмечаются также заметная утомляемость и ярко выраженные колебания внимания, граничащие с колебаниями тонуса сознания.

8. Больной С., 20 лет, военнослужащий, поступил в больницу им. П.Б. Ганнушкина на обследование.

Заключение по данным экспериментально-психологического исследования.

Больной во время исследования спокоен, вежлив. Охотно рассказывает о своих жалобах («память неважная, рассеянный»). Подробно описывает «состояния», которые отмечались во время службы в армии. Старается подчеркнуть свою несостоятельность при усвоении материала, обращает внимание экспериментатора на «плохой сон», на «трудности засыпания».

Во время выполнения экспериментальной работы отмечается намеренная медлительность больного. Долго обдумывает предлагаемые инструкции к заданиям, медленно включается в работу, как бы обдумывая план действий. Однако после длительного периода «размышления» выполняет работу правильно, без видимых затруднений, в соответствии с заданной инструкцией. Обнаруживает сохранность мыслительных операций, доступность обобщения и абстрагирования (лишь испытывает затруднения при опосредовании отвлеченных понятий). Суждения последовательны, целенаправленность мышления сохранна. Ассоциации в пиктограмме адекватны, эмоционально окрашены, в меру абстрактны, без излишней детализации и обстоятельности. О достоверности результатов проверки мнестических процессов судить не представляется возможным из-за стремления больного к преувеличению своей несостоятельности в умственной работе. Повышенной утомляемости, нарушений внимания во время исследования выявить не удаётся

 

 

  • Наблюдение.

Включает в себя наблюдение больного во время проведения исследования.

  • Диалоговые методы.

Основной диалоговый метод — это бесе­да, которая при обследовании детей и подростков может дополняться различными игровыми интерактивными ме­тодами. Основные функции беседы — установление доверительного контакта с исследуемым, собирание биографических сведений, анализ субъективного отчета о динамике психического состояния, смыслового восприятия ситуации и осмысления особенностей самосознания, личностных черт, особенностей характера, эмоционального реагирования, реак­ции на стресс, фрустрации, конфликтов и других свойств личности.

Наблюдение, осуществляемое непосред­ственно связано с особенностями клинико-психологической беседы. Беседа строится обычно свободно и не директивно, неформализован­но, но в ней обязательно должны присутствовать определенные ком­поненты. Наиболее важными из них является, во-первых, опрос испы­туемого по пунктам, имеющим значение для производства исследования: анамнез жизни, особенности самосознания, динамика психичес­кого состояния, отношение к ситуации исследования и т.п.; во-вторых, моделирование в рамках беседы разных ситуаций диалогового взаимодействия с регистрацией поведения испытуемого.

Следует отметить, что эффективность наблюдения зависит от многих факторов, наиболее существенными из которых являются: квалификация психолога; личность испытуемо­го — например, легче наблюдать экстравертированных, нежели интравертированных испытуемых; природа черт личности — так, явные черты, такие как импульсивность, властность, оцениваются точнее, чем скрытые черты — такие, как объективность-субъективность и др. Это обстоятельство определяет еще одну необходимую функцию наблюдения — формулировку гипотез, которые могут подвергаться экспериментальной проверке и требуют применения соответствую­щих методов исследования.

  • Объективные тесты.

Характеризуются наличием правильных или нормативных ответов. В деятельности психолога обыч­но используются психометрические методы (типа тестов Векслера, Равена), позволяющие измерить уровень интеллектуального разви­тия, классические патопсихологические методы исследования по­знавательных процессов — внимания, памяти, мышления (10 слов, Опосредованное запоминание по Леонтьеву, Пиктограмма, Класси­фикация предметов, Исключение понятий, Исключение предметов, Сравнение понятий, Аналогии, Счет по Крепелину, Проба Бурдона, Отсчитывание, Таблицы Шульте и др. [3,8]), с акцентом на качествен­ный анализ данных, отличающихся от нормативных.

  • Стандартизированные самоотчеты.

Тесты-опросники. Опросники могут основываться на клини-ю-психологической типологии личности (ММР1), типологии черт личности (16-факторный опросник Кеттелла), характера (опросник Шмишека, ПДО А.Е. Личко), темперамента (опросник Стреляу, ЕР1 Айзенка), отдельных черт личности и психических состояний (опрос­ник субъективной локализации контроля Роттера, агрессии Басса-Дарки, тревожности Спилбергера и др.).

Субъективное шкалирование. Чаще всего в судебно-психоло-гической экспертизе применяют шкалы самооценки по Дембо-Ру-бинштейн или более сложные техники выявления личностных кон­структов по Келли (репертуарные решетки и др.).

  • Проективные техники.

Классическая словесная апперцепция. От испытуемых требует­ся дать вербальное описание достаточно неструктурированного не­определенного стимульного материала или составить на его основе рассказ (ТАТ, тест Роршаха, тест руки Вагнера и др.).

Проективное предпочтение. Методы, основанные на выборе испытуемым одного или нескольких из предлагаемых стимулов (цве­товой тест Люшера, тест Сцонди, цветовой тест отношений А.Эткинда и др.).

Рисуночные тесты. Чаще всего используются рисунок человека, несуществующего животного, семьи. Применяется достаточно унифицированная стандартизированная схема интерпретации. Эф­фективен при работе прежде всего с детьми и подростками.

Полупроективные тесты. К ним можно отнести тест Розенцвейга, методы незаконченных предложений, Пиктограмму.

  • Анализ продуктов спонтанного творчества.

Применяется в тех случаях, когда в распоряжении эксперта-психолога есть рисунки, картины, литературные произведения подэкспертного.

Классификация методов по объекту психодиагностики:

  • Индивидуально-психологические особенности:

— Темперамент (опросник Стреляу, опросник Айзенка).

— Характер (опросник Шмишека, ПДО).

— Черты личности (опросник Кеттелла).

— Интегративные типы личности (ММР1).

  • Отдельные психические функции (патопсихологические мето­ды исследования внимания, памяти, мышления).
  • Функциональные и эмоциональные состояния (тест Люшера).
  • Интеллект (тест Векслера, матрицы Равена и др.).
  • Самосознание и самооценка (Репертуарные решетки Келли, шкалы самооценки по Дембо-Рубинштейн).
  • Ценности, социальные установки (тест Рокича).
  • Эмоционально-мотивационная сфера (ТАТ, тест Роршаха, тест Розенцвейга и др.).
  • Саморегуляция (методика «Уровень притязаний» Хоппе, субъ­ективная локализация контроля Роттера).

При выборе конкретных методов психодиагностики важно учи­тывать и такую характеристику тестов, как экологическая репрезен­тативность, т.е. приближенность эксперимента к реальным условиям существования человека.

Так, если патопсихолога интересует общее интеллектуальное разви­тие испытуемого, то он будет применять методы, направленные на изучение уровня обобщения и абстрагирования, в то же время иссле­дование проявлений мыслительных способностей в реальной жизни требует изучения и ориентировки испытуемого в практических ситуа­циях, общей осведомленности.

При необходимости клинической диагностики испытуемого можно применять такие методы, как тест Роршаха с искусственным стимульным материалом, а для исследования взаимодействия лич­ности с ситуацией более адекватными являются методики со сти­мульным материалом, близким к тому, с чем сталкивается человек в обыденной жизни — например, тест Розенцвейга выявляет особен­ности поведения испытуемых в конфликтных ситуациях, при фрустрирующих обстоятельствах; опросник Кеттелла построен на аль­тернативном выборе вариантов поведения в реальных жизненных ситуациях.

 

 

Экспериментально-психологические методы исследования

Патопсихологические методы исследования

Патопсихологическое исследование включает в себя беседу с больным, эксперимент, наблюдение за поведением больного во время исследования, сбор и анализ анамнеза, сопоставление экспериментальных данных с историей жизни исследуемого. Под экспериментами в современной психологии понимается использование любой диагностической процедуры для моделирования целостной системы познавательных процессов, мотивов и особенностей личности.

Основными задачами исследования в клинической психологии является обнаружение изменений отдельных психических функций и выявление (выделение) патопсихологических синдромов.

Под патопсихологическим синдромом понимают патогенетически взаимообусловленную и взаимосвязанную общность симптомов, признаков психических расстройств, к ним также относят совокупность поведенческих, мотивационных и познавательных особенностей психической деятельности больных, выраженную в психологических понятиях. В патопсихологическом синдроме отражаются нарушения различных уровней функционирования центральной нервной системы. На основании патопсихологических синдромов оцениваются особенности структуры и протекания психических процессов, приводящих к клиническим проявлениям — психопатологическим синдромам.

Патопсихологическая диагностика использует батарею экспериментальных методик-тестов, с помощью которых выявляются особенности функционирования отдельных сфер психической деятельности и интегративных образований — темперамента, характера, свойств личности.

Методики оценки психических функций

Внимание — таблицы Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину, методика Мюнсберга, пробы на переключение, отсчитывание.

Память — тест десяти слов, метод пиктограмм, тест «оперативная память».

Восприятие — сенсорная возбудимость, пробы Ашафенбурга, Рейхарда, Литмана.

Мышление — тесты на классификацию, исключения, силлогизмы, аналогии, обобщение; выделение существенных признаков; ассоциативный эксперимент; проблема Эверье; пиктограмма; тест дискриминации свойств понятий.

Эмоции — тест Спилберга; шкалы тревоги Тейлора, Норакидзе; опросник САН; метод цветовых выборов Люшера.

Интеллект — тест Равена; тест Векслера; вербальный тест Айзенка.

Исследование нарушения внимания.

Для выявления расстройств внимания наиболее часто используются патопсихологические методики оценки внимания по таблицам Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину. Пробы на переключение используются для изучения подвижности психических процессов, установления степени сохранности словарного запаса и т. д.

Таблицы Шульте представляют собой набор цифр (от 1 до 25), расположенных в случайном порядке в клетках. Испытуемый должен показать и назвать в заданной последовательности (как правило, возрастающей от единицы до двадцати пяти) все цифры. Предлагается подряд четыре-пять неидентичных таблиц Шульте, в которых цифры расположены в различном порядке. Психолог регистрирует время, затраченное испытуемым на показывание и называние всего ряда цифр в каждой таблице в отдельности. Отмечаются следующие показатели:

1) превышение нормативного (40—50 секунд) времени, затраченного на указывание и называние ряда цифр в таблицах;
2) динамика временных показателей в процессе обследования по всем пяти таблицам.

По результатам данного теста возможны следующие характеристики внимания испытуемого:

Внимание концентрируется достаточно — если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, соответствующее нормативному.

Внимание концентрируется недостаточно — если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, превышающее нормативное.

Внимание устойчиво — если не отмечается значительных временных отличий при подсчете цифр в каждой из четырех-пяти таблиц.

Внимание неустойчиво — если отмечаются значительные колебания результатов по данным таблиц без тенденции к увеличению времени, затраченного на каждую следующую таблицу.

Внимание истощаемо — если отмечается тенденция к увеличению времени, затрачиваемого испытуемым на каждую следующую таблицу.

Методика счета по Крепелину была предложена Е. Kraepelin в 1895 г. для исследования работоспособности и утомляемости. Испытуемому предлагается складывать в уме ряд однозначных чисел, записанных столбцом. Результаты оцениваются по количеству сложенных в определенный промежуток времени чисел и допущенных ошибок.

Методика отсчитывания также была предложена Е. Kraepelin. При ее использовании возможна оценка осуществления счетных операций и состояния внимания. Исследование заключается в отсчитывании от 100 или 200 одного и того же числа (предпочтительно 7 или 13). Обследуемого предупреждают, что считать он должен про себя, а вслух называть полученное при очередном вычитании число.

Корректурная проба впервые была предложена Bourdon в 1895 г. и используется для выявления устойчивости внимания и способности к его концентрации. Исследование проводят при помощи специальных бланков, на которых приведен ряд букв (или цифр), расположенных в случайном порядке. Инструкция предусматривает зачеркивание обследуемым одной или двух букв по выбору исследующего. При этом через каждые 30 или 60 секунд исследователь делает отметки в том месте таблицы, где в это время находится карандаш испытуемого, а также регистрирует время, затраченное на выполнение всего задания.

Интерпретация та же, что и при оценке результатов по таблицам Шульте. Нормативные данные по корректурной пробе — 6-8 минут при 15 ошибках.

Методика Мюнстерберга предназначена для определения избирательности внимания. Она представляет собой буквенный текст, среди которого имеются слова. Задача испытуемого, как можно быстрее считывая текст, подчеркнуть эти слова. На работу отводится две минуты. Регистрируется количество выделенных слов и количество ошибок (пропущенных или неправильно выделенных слов).

Методика Мюнстерберга

бсолнцевтргщоирайонзшгучновостъъъхэьгчяфактыукэкзаментрочагщгцкп рокуроргурстабеютеориянтобжеубхамаъхокейтруицыфцуигахелевизорбо лджщэхюэлгщбпамятьшогеюжпждрегщкнодвосприятиейцукенгоизхъвафы пролдблюбовьавыфпросдспектакльячсимтьбюнбюерадостьвуфциеолджна родолдждбшйрепортажждорлафывьюефбьюконкурсйфныувскаяпрриличн остьзжэьеюдшщглоджинэппппрплаваниетлжебыпрткомедиящлодкуивот чаяниенфрлньячвтджхэфтасенлабораториягшдщиуцтррилоснованияж

Нарушения внимания по типу нарушений концентрации и устойчивости внимания, быстрой истощаемости, трудностей переключения внимания более характерны для экзогенно-органической патологии. Сходные проявления нарушений встречаются при неврозах. Для эндогенных психопатологических расстройств нарушения внимания не являются специфичными (они вторичны по отношению к другим психопатологическим феноменам). Однако, по данным многочисленных исследований, нарушения активного внимания при сохранном пассивном внимании характерны для шизофрении. У больных шизофренией нарушен механизм фильтрации, что можно заметить в экспериментах на помехоустойчивость (методика Мюнстерберга).

Расстройства внимания патогномоничны для больных с патологией центральной нервной системы, церебральным атеросклерозом, гипертонической болезнью и при других заболеваниях, сопровождающихся общемозговыми явлениями (нейроинфекции, нейроинтоксикации и т. д.). Нарушения внимания встречаются при соматических заболеваниях, сопровождающихся выраженным болевым синдромом и другими яркими клиническими проявлениями.

Исследование нарушений памяти

Расстройства памяти разной степени выраженности наблюдаются при большинстве психических заболеваний. Они наиболее отчетливы при органическом поражении головного мозга. При исследовании памяти оценивают функциональное состояние, активность внимания, истощаемость психических процессов, динамику мнестической деятельности. Методики исследования памяти чрезвычайно просты и не требуют дополнительной аппаратуры.

Исследование «оперативной памяти». Для запоминания предъявляются 10 рядов по 5 чисел в каждом. Необходимо запомнить их в порядке называния, затем сложить первое число со вторым, второе с третьим, третье с четвертым и т. д. в каждом ряду. Числа зачитываются один раз. Нормальным является не менее 30 правильно названных сумм.

«Запоминание 10 слов». Методика используется для изучения непосредственного кратковременного, долговременного, произвольного и непроизвольного запоминания. Обследуемому зачитывают десять слов, подобранных так, чтобы между ними было трудно установить какие-либо смысловые отношения (гора, игла, роза, кошка, часы, вино, пальто, книга, окно, пила). После зачитывания предлагается воспроизвести слова в любом порядке. Затем слова зачитываются повторно. Нормальным считается воспроизведение 10 слов после 4-5 повторений, при тренированной памяти после 2 повторений. Через 20-30 мин. испытуемому предлагается воспроизвести эти слова в любом порядке.

Выделяют следующие показатели:

количество воспроизведенных слов;
динамику воспроизведения слов (кривая произвольного запоминания).
Результаты теста свидетельствуют о следующих особенностях запоминания:

Непосредственное запоминание не нарушено — если обследуемый непосредственно после зачитывания десяти слов воспроизводит в четырех-пяти попытках не менее 7 слов.
Непосредственное запоминание нарушено — если обследуемый непосредственно после зачитывания десяти слов воспроизводит менее 7 слов. Чем меньше слов воспроизводится, тем более выраженными признаются нарушения непосредственного запоминания.
Долговременная память не нарушена — если через 20-30 мин. без предварительного предупреждения обследуемый воспроизводит не менее 7 запоминаемых слов.
Долговременная память снижена — если через 20-30 мин. без предварительного предупреждения обследуемый воспроизводит менее 7 запоминаемых слов.
Проба на ассоциативную память. Зачитываются 10 пар слов с легко устанавливаемыми смысловыми связями, затем повторяется первое слово каждой пары, а обследуемый должен назвать второе.

ПР.: река-море, яблоко-груша, гармонь-гитара, утро-вечер, брат-сестра, золото-серебро, пальто-шапка, голубь-ворона, автомобиль-троллейбус, книга-тетрадь.

Нормальным считается выполнение пробы после двух повторений.

«Пиктограмма» (опосредованное запоминание) — методика направлена на исследование особенностей опосредованного запоминания, его продуктивности, особенностей мыслительной деятельности и включает в себя предъявление испытуемому для запоминания 10-15 понятий, которые он должен нарисовать так, чтобы впоследствии по рисунку вспомнить заданные понятия. Через 40-60 мин. обследуемому предлагается по рисункам воспроизвести заданные слова.

Примеры набора слов и словосочетаний:

1.

1)Веселый праздник,
2)тяжелая работа,
3) развитие,
4) вкусный ужин,
5)смелый поступок,
6) болезнь,
7) счастье,
8) разлука,
9) дружба,
10) темная ночь,
11)печаль.

2.

1)Глухая старушка,
2) война,
3) строгая учительница,
4) девочке холодно,
5) слепой мальчик,
6) богатство,
7) голодный человек,
8) побег,
9) надежда,
10) зависть,
11) веселая компания.

Интерпретация результатов сходна с тестом десяти слов. Особенности опосредованного запоминания выражаются в рисунках обследуемого.

Выделяют 5 вариантов изображений:

Абстрактные изображения — линии, не оформленные в какой-либо узнаваемый образ. Знаково-символические — в виде знаков или символов (геометрические фигуры и т. д.). Конкретные — конкретные предметы. Сюжетные — изображения объединены в какой-то сюжет. Метафорические — изображения в виде метафор.

Нарушения памяти, как и нарушения внимания, входят в структуру экзогенно-органических расстройств. Нередко они сопутствуют невротическим нарушениям. Для астенических состояний различного генеза (чаще соматического) типичными оказываются истошаемость и ослабление запоминания к концу исследования. При умственной отсталости наблюдается равномерное снижение непосредственной и оперативной памяти.

Для старческих деменций характерны нарушения механической и ассоциативной памяти на фоне истощаемости и резко выраженных расстройств запоминания. Нарушения мнестических процессов при шизофрении не типичны и носят модально-неспецифический характер. Для маниакальных состояний характерны гипермнезии.

Исследование нарушений восприятия

Нарушения восприятия в меньшей степени, чем расстройства других сфер психической деятельности, поддаются патопсихологической оценке. Это связано с субъективным характером переживания нарушений восприятия. При исследовании восприятия выявляются скрытые расстройства. В пробе Ашафенбурга обследуемому предлагается разговаривать по телефону, который предварительно отключен от сети. В пробе Рейхардта обследуемому предъявляется чистый лист бумаги и предлагается рассмотреть то, что на нем нарисовано. В пробе Липмана после надавливания на веки обследуемого предлагается сказать, что он видит. Эти пробы направлены на выявление галлюцинаторных или иллюзорных образов. При анализе проб нельзя исключать возможное внушение галлюцинаторных феноменов.

При исследовании сенсорной возбудимости обследуемому предлагают всмотреться в рисунки «движущиеся квадраты » и «волнистый фон «, состоящие из расположенных в определенном порядке и ракурсе квадратов и линий, пересекающих геометрические фигуры. Затем предлагается подсчитать количество квадратов в каждом ряду или неясно нарисованные фигуры. Анализируются субъективные ощущения, возникающие в процессе эксперимента, возможный иллюзорный и стереоскопический обман.

Исследование нарушений мышления

Нарушения мышления часто встречаются при психических заболеваниях. Клинические варианты расстройств мышления патогномоничны для шизофренического процесса и наиболее ярко проявляются при проведении патопсихологического обследования. Характерны такие симптомы, как соскальзывание, разорванность, разноплановость мышления, опора на латентные признаки и др.

Основными методами исследования мышления являются тесты на классификацию, исключение, выделение существенных признаков, аналогии, обобщение, ассоциативный эксперимент, проблема Эверье, пиктограмма.

Методика «Классификации» применяется для исследования процессов обобщения и отвлечения, последовательности суждений. Впервые она была предложена К. Goldstein (1920) для исследования больных с афазиями. Модифицированная методика включает набор карточек с изображением животных, растений и предметов. Изображения могут заменяться надписями. Предлагается разложить карточки на группы так, чтобы они содержали однородные предметы и могли быть названы обобщающим словом.

Оцениваются:

1) число этапов, затраченных на окончательную классификацию предметов (выделяются три группы — животные, цветы, неодушевленные предметы);
2) принципы классификации.

Особенности мышления:

Конкретное мышление — если обследуемый объединяет предметы в конкретные ситуационные группы (например, пальто со шкафом, «пальто вешают в шкаф»).

Излишняя детализация — если обследуемый выделяет дробные группы (например, «одежда зимняя, летняя, одежда на выход»).

Опора на латентные признаки — если в классификации делается упор на незначимые, скрытые признаки понятий (например, в одну группу объединяются автобус и слон, так как оба «большие»).

На основании методики классификации понятий возможно подтверждение клинически выявляемых специфических расстройств мышления. Конкретность мышления может подтверждать наличие органически обусловленных психических расстройств, склонность к излишней детализации — эпилептический характер ассоциативных нарушений, опора мышления на латентные признаки — на нарушения мышления шизофренического спектра.

Методики «Исключения», «Обобщение понятий», «Выделение существенных признаков», «Аналогии» применяются для определения особенностей мышления при различной психической патологии.

«Исключение понятий» позволяет оценить уровень процессов обобщения и исключения, способность выделять существенные признаки предметов. Существуют вербальный и невербальный варианты методики.

Предлагается из четырех предметов/слов исключить один предмет или слово, которые не подходят к остальным, сходным по общему для них признаку. Анализ методики сходен с методикой классификации понятий.

Примеры стимулъного вербального материала:

КОШЕЛЕК ПОРТФЕЛЬ ЧЕМОДАН КНИГА ЧАСЫ ВЕСЫ ОЧКИ ТЕРМОМЕТР ИНЕЙ ПЫЛЬ ДОЖДЬ РОСА ЛОДКА ТАЧКА МОТОЦИКЛ ВЕЛОСИПЕД САМОЛЕТ ГВОЗДЬ ПЧЕЛА ВЕНТИЛЯТОР БОЧКА БАБОЧКА ЖУК ОЧКИ ЯБЛОКО КНИГА ШУБА РОЗА

Для проведения невербального варианта необходимы наборы карточек, содержащих изображения четырех предметов.

Примеры невербального стимулъного материала:
Карточки с изображениями:

1) 3 часов различной формы и монеты;
2) катушки ниток, ножниц, наперстка, курительной трубки;
3) часов, аптекарских весов, очков, термометра;
4) зонтика, военной фуражки, барабана, пистолета;
5) тумбочки, кровати, шкафа, этажерки;
6) собаки, гуся, лошади, телеги. И т. д.

Важно отношение обследуемого к допущенным ошибкам — сам заметил или с помощью исследователя. Доступны ли ошибки коррекции.

Методика «Выделение существенных признаков» выявляет понимание обследуемым главных и второстепенных признаков предметов и явлений. Характер выделения признаков свидетельствует о преобладании абстрактного или конкретного стиля мышления. При выполнении методики необходимо к слову, стоящему перед скобками, выбрать два слова (признака) предмета или явления, расположенных в скобках и являющихся неотъемлемыми признаками слова перед скобками.

Примеры стимульного материала:

Сад (растения, садовник, собака, забор, земля). Река (берег, рыба, рыболов, тина, вода). Куб (углы, чертеж:, сторона, камень, дерево). Деление (класс, делимое, карандаш, делитель, бумага). Сарай (сеновал, лошади, крыша, скот, стены). Кольцо (диаметр, алмаз, проба, округлость, печать). Игра (карты, игроки, штрафы, наказания, правила). Чтение (глаза, книга, картинка, печать, слово).

«Ассоциативный эксперимент» используется для оценки качественной специфики мышления. Тест также применяется в психоаналитических целях для исследования высшей нервной деятельности. При проведении исследования предлагается привести первую пришедшую на ум ассоциацию на предъявляемые слова.

Возможные наборы слов:

1.

вариант — шкаф —, город — , сват — , ветка — , перо — , воробей — , кролик —, свеча —, рама —, дорога — , платье —, чернила — .туфли — , кошка — , помидор — , нитка —, тетрадь — , солнце — , подушка — , день —, доска —, улица —, пила —, карандаш — , стакан —.

2.

вариант — хлеб —, лампа —, пение —, колесо —, красота —, война —, воздух —, развитие —, звонок —, пещера—, бесконечность —, луна —, брат —, лечение —, топор — , падение — , обман — , голова — , сомнение — , игра — , цель —, глубина —, народ —, трава — , ссора —, бабочка —, поиск — , печаль — , совесть —.

3.

вариант — огонь — , сад — , смех — , лес — , красный — , платье — , север — , любовь — , вечер — , радость — , сон — , хлеб — , дело — , болезнь — , труд — , брат — , обида — , гроза — , муж; — , весна — , стол — , прошлое — , честь —, космос — , здоровье —.

При анализе результатов исследования учитываются: латентный период (в норме от 0,5 до 2 сек.); качественные характеристики ответов. По качеству ответов речевые реакции делят на

высшие речевые реакции (общеконкретные, индивидуально-конкретные, абстрактные);
примитивные словесные реакции (ориентировочные, созвучные, отказные, экстрасигнальные, междометные, персеверирующие, эхолалические);
атактические реакции (соответствующие диссоциированному мышлению).
У больных шизофренией преобладают атактические (еда — крот) или созвучные (народ — урод) реакции. Это обусловлено особенностями расстройств мышления при данном заболевании, ассоциациями по созвучию и т. д.

Адекватным выполнение исследования считается, если высшие речевые реакции составляют 98-100%, среди них общеконкретные — 68-72%, индивидуально-конкретные 8-12%, абстрактные — 20%, низшие, атактические и многословные реакции отсутствуют.

Методика Эббингауза позволяет оценить стройность и продуктивность мышления.
Обследуемому предлагают заполнить пробелы в рассказе:

Стал дед очень стар. Ноги у него не…, глаза не…, уши не…, зубов не стало. И когда он ел, у него текло изо…. Сын и невестка перестали его за… сажать и давали ему … за печкой. Снесли ему раз обедать в…, он хотел ее подвинуть, да уронил на…, чашка и…. Стали тут… бранить старика за то, что он им все в… портит и… бьет.

Целенаправленность мышления оценивается с помощью методики «проблема Эверье». Для анализа предлагается следующий отрывок текста:

Существуют различные взгляды на ценность жизни. Одни считают ее благом, другие — злом. Было бы правильнее держаться середины, потому что, с одной стороны, жизнь приносит нам меньше счастья, чем мы желали бы сами себе, с другой стороны, — ниспосылаемые нам несчастья всегда меньше того несчастья, которого нам желают в душе другие люди. Вот это-то равновесие и делает жизнь вполне выносимой, вернее, до известной степени справедливой.

Анализ образов «Пиктограмм» позволяет судить о характере ассоциаций обследуемого.
Оцениваются:

1) особенности выполнения рисунков (величина, завершенность, их обрамление, подчеркивание, наличие уточняющих линий, отличия и сходство рисунков, относящихся к различным понятиям);
2) расположение рисунков на листе;
3) принципы запоминания;
4) оригинальность или стандартность.

Выделяют варианты изображений:

Стандартные образы — если рисунки совпадают в контексте культуры (например, изображение флагов, шаров для запоминания понятия «веселый праздник»).

Атрибутивные образы — если при изображении понятий используется принадлежность к чему-то, то есть преобладают рисунки, отражающие неотъемлемую часть понятия (например, изображение блюд, ассоциирующихся с «вкусным ужином»).

Конкретные образы — если рисунки содержат предметы или явления, непосредственно связанные с ситуацией (например, лежащий в постели человек при изображении понятия «болезнь»).

Метафоры — если для изображении понятия берутся конкретные образы, прямо с ним не связанные и использующие абстрагирование (например, туча, закрывающая солнце, при изображении «болезни»).

Индивидуально значимые образы — если при изображении понятий используются значимые для данного человека образы (например, ребенок на понятие «счастье»).

«Органичность » графики — если в рисунках преобладают незаконченные линии, штриховка в тех случаях, когда предполагается завершенность (круг), повторные линии, персевераторные включения.

Грубая органическая графика — если преобладают макрографии, подчеркивание, обрамление рисунков, чрезмерная стереотипия рисунков.

Геометрические изображения — если понятия запоминаются с помощью геометрических фигур.

В норме преобладают конкретные, атрибутивные, стандартные упорядоченные образы.

Для органических поражений головного мозга характерны стереотипии, упорядоченность, подчеркнутая аккуратность изображений, незавершенность линий, штриховка, подчеркивание, обрамление изображений. При шизофрении преобладают вычурные, абстрактные образы, буквенное изображение, геометрические фигуры, атипичное расположение рисунков.

Исследование нарушений интеллекта

Экспериментально-психологическое исследование интеллекта позволяет уточнить характер и тяжесть снижения интеллекта. Интеллект оценивается опосредованно при исследовании мышления, понимания переносного смысла пословиц и поговорок, общей осведомленности и т. д., составляющих основу теста Векслера. Метод Векслера состоит из 11 отдельных методик субтестов, разделенных на вербальную и невербальную группы.

Тест прогрессивных матриц Равена состоит из 60 заданий, распределенных по пяти сериям. В каждой серии представлено изображение полотна с геометрическим рисунком или несколько матриц с одной недостающей частью. Необходимо обнаружить закономерности в матрицах и подобрать из шести-восьми предложенных рисунков ту матрицу, которой недостает в полном изображении. От серии к серии задания усложняются. Результаты оцениваются по количеству правильно подобранных недостающих фрагментов по каждому заданию. Выделяют пять степеней развития интеллекта по тесту Равена: в

I степень — более 57 правильных ответов (баллов), то есть более 95% — особо высокоразвитый интеллект.
II степень — от 45 до 57 баллов (75-94%) — интеллект выше среднего.
III степень — от 15 до 45 баллов (25-74%) — интеллект средний.
IV степень — от 3 до 15 баллов (5-24%) — интеллект ниже среднего.
V степень — менее 3 баллов (5%) — интеллектуальный дефект.

Исследование нарушений эмоций

Патопсихологические методики оценивают аффективные нарушения. На определение степени выраженности тревоги направлена шкала Спилбергера, депрессии — Бека, Гамильтона.

Проективный «цветовой тест Люшера» используется для оценки эмоциональных нарушений. Он представляет собой набор карточек разного цвета (обычно используется восьмицветный тест). Обследуемому предлагают расположить их по мере снижения симпатии к цвету — на первое место поставить «самый приятный» на момент обследования цвет, на последнее — «самый неприятный». Исследование повторяется дважды. За каждым цветом закреплены соответствующие параметры, характеризующие индивидуально-психологические особенности человека. Символика цвета уходит корнями в истоки существования человека на земле и связана с эмоциональной оценкой явлений природы (солнца, плодов, ночи, крови и пр.).

Люшер выделил четыре основных цвета (синий, зеленый, красный, желтый) и четыре дополнительных (фиолетовый, коричневый, черный, серый), а также отметил, что постановка цвета на первое место указывает на цветовые ассоциации с основным способом действия, на второе — с целью, к которой человек стремится, на третье и четвертое — с эмоциональной оценкой истинного положения вещей, на пятое и шестое — с невостребованными в данный момент резервами, на последние места — с подавленными потребностями. В аффективной сфере синий цвет ассоциируется с крайней чувствительностью человека, повышенной тревожностью и вследствие этого с потребностью в эмоциональном комфорте, покое. Зеленый цвет указывает на повышенную чувствительность человека к оценке его со стороны окружающих, к критике. Красный демонстрирует жизнерадостность, оп-тимистичность и раскованность чувств. Желтый — эмотивность и экзальтированность, нетерпеливость, неустойчивость и отсутствие глубины переживаний, а также эмоциональную незрелость. Выбор фиолетового цвета как наиболее приятного может трактоваться как эмоциональная неустойчивость, напряженность. Коричневый цвет’ отражает тревожность с соматическими эквивалентами; черный — агрессивность, озлобленность, дисфорию; серый — усталость, безразличие.

На основании метода цветовых выборов Люшера (МЦВ) возможна оценка уровня тревожности и стресса. Этот показатель высчитывается на основании перераспределения основных и дополнительных цветов в ряду предпочтительных выборов. Считается, что перемещение основного цвета на 6, 7 или 8 позицию, так же как перемещение дополнительного цвета на 1, 2 или 3 позицию, указывает на имеющийся стресс. Баллы начисляются так: для основных за 8 позицию 3 балла, за 7-ю — 2, за 6-ю — 1, для дополнительных за 1-ю — 3, за 2-ю — 2, за 3-ю — 1. Максимальное количество баллов, указывающих на уровень стресса, — 12. Кроме того, оценивается динамика стресса: нарастание в случае большего количества баллов во втором выборе цветов, убывание или отсутствие нарастания при обратных соотношениях.

Патопсихологическая оценка нарушений сознания и воли не является определяющей в диагностическом процессе.

Исследование индивидуально-психологических особенностей

Исследование индивидуально-психологических особенностей человека предполагает изучение свойств темперамента, характерологических черт и особенностей личности.

Миннесотский многопрофильный опросник личности (MMPI) позволяет уточнить личностные особенности пациентов с психическими нарушениями, анализировать их индивидуальные тенденции и психопатологические переживания. Опросник состоит из трех оценочных и десяти клинических шкал. Каждая шкала способна выявить как психологические особенности, так и психопатологические симптомы и синдромы. Условной границей является уровень 70Т.

Первая клиническая шкала (невротического сверхконтроля/ипохондричности) помогает уточнить склонность к контролю своих эмоций, ориентацию в поведении на традиции, общепризнанные нормы, гиперсоциальность установок. При превышении уровня 70Т шкала указывает на фиксированность внимания человека на внутренних ощущениях, склонность к преувеличению тяжести своего состояния, ипохондричность.

Вторая шкала (депрессии) отражает уровень снижения настроения, пессимистическую настроенность, опечаленность, удрученность собственным положением, желание уйти от решения сложных жизненных ситуаций. Превышение уровня 70Т может говорить о клинически выраженной депрессии с чувством тоски, бесперспективности, суицидальными мыслями и намерениями.

Третья шкала (эмоциональной лабильности/истерии) указывает на выраженность неустойчивости настроения, склонность к драматизации событий, чувствительность. При показателях этой шкалы выше 70Т можно отметить истерические черты поведения: демонстративность, «жажду признания», эгоцентризм, экзальтированность, инфантильность.

По четвертой шкале (социальной дезадаптации/психопатии) возможно обнаружение и подтверждение таких черт, как склонность к импульсивности, конфликтности, недоучет объективных обстоятельств и ориентация на желания, а не на реальность. Показатель по 4 шкале выше 70Т демонстрирует признаки социальной дезадаптации, конфликтность, агрессивность, выраженную импульсивность и потерю контроля над собственным поведением.

Пятая шкала (мужественности/женственности) указывает на выраженность свойств, характерных для того или иного пола.

Шестая шкала (аффективной ригидности/паранойи) регистрирует такие качества, как застреваемость на отрицательных переживаниях, обидчивость, склонность к прямоте в общении, практичность, догматизм. Зашкаливание за 70Т может быть подозрительным в отношении формирования у человека сверхценных или бредовых идей с чувством собственной ущемленности, враждебности со стороны окружающих.

Седьмая шкала (тревоги/психастении) демонстрирует выраженность психастенических черт характера, тревожности, мнительности, склонности к образованию навязчивых идей, а при превышении 70Т — о дезорганизации поведения вследствие этих особенностей.

Восьмая шкала (индивидуалистичности/аутизма/шизофрении) отражает такие личностные качества, как своеобразие иерархии ценностей, отгороженность от окружающих, индивидуалистичность, трудности в общении. Превышение уровня 70Т может указывать на выраженную дезорганизацию поведения, снижение реалистичности, склонность к аутистическому типу мышления.

По девятой (оптимизма/гипоманш) и десятой (интра-экстраверсии) возможна оценка данных качеств как в рамках психологических особенностей, так и при психической патологии.

При неврозах преобладают показатели первых трех шкал. Нередко им сопутствует повышение по 7 шкале. При истерических симптомах профиль личности по ММР1 приобретает вид «конверсионной пятерки» — при повышении трех шкал невротической триады лидируют первая и третья, а вторая несколько ниже, образуя вид латинской буквы V. При психопатиях отмечается повышение по четвертой шкале. При психозах регистрируется повышение шкал психотической тетрады (4, 6, 8, 9). Кроме того, выделяют астенический и стенический тип профиля. В первом случае отмечается повышение по 2 и 7 шкалам, во втором — по 4, 6 и 9 шкалам. Депрессивный синдром психотического уровня отражается на ММР1 пиками по 2, 7 и 8 со снижением (отрицательным пиком) по 9 шкале, маниакальный — пиками по 9 и 4 и снижением по 2 и 7 шкалам.

Нейропсихологические методы исследования

Нейропсихология изучает строение и функциональную организацию высших психических функций, психологические процессы и эмоциональную регуляцию с позиций системного подхода. Основой современной нейропсихологии является теория системной организации высших психических функций. Концепция её заключается в том, что любая психическая функция осуществляется благодаря функциональному взаимодействию различных зон мозга, каждая из которых вносит свой «специфический вклад».

Нейропсихологическое исследование направлено на оценку состояния высших психических функций, особенностей функционирования асимметрии полушарий и познавательных процессов.

Оценка латеральной организации функций

Оценка право-леворукости складывается из данных анамнеза, наблюдения за обследуемым и относительно объективного исследования с помощью специальных проб.

Опросник М. Аннетт

Какой рукой Вы предпочитаете кидать предметы? Какой рукой Вы пишете? Какой рукой Вы рисуете? Какой рукой Вы играете в теннис? В какой руке держите ножницы? Какой рукой причесываетесь? Какой рукой бреетесь (красите губы)? В какой руке держите зубную щетку? В какой руке держите нож; во время еды или при затачивании карандаша? В какой руке держите ложку во время еды? В какой руке держите молоток для забивания гвоздей? В какой руке держите отвертку?

Луриевские пробы

1. Переплетение пальцев.
2. Поза «Наполеона «.
3. Руки за спиной.
4. Аплоди-рование.
5. Кулак на кулак.
6. Нога на ногу.

Зрительная асимметрия:

1. Ведущий глаз.
2. Прицеливание. Слухоречевая асимметрия: Дихотическое прослушивание.

Нейропсихологический анализ высших психических функций Ориентировка во времени

Какое сегодня число? (число, месяц, год).
Какой день недели?
Сколько сейчас времени? (не глядя на часы).
Сколько длилось обследование?
Отсчитайте про себя минуту (индивидуальная минута).
Двигательные функции

1. Кинестетический праксис

а) Праксис позы (воспроизведение позы пальцев) по зрительному образцу. Правая рука — 0 1-2, 0 1-4, 2-3-, 2-5. Левая рука — 0 1-2, 0 1-4, 2-3-, 2-5.
б) Праксис позы по тактильному образцу. Правая рука — 0 1-2, 0 1-4, 2-3-, 2-5. Левая рука — 0 1-2, 0 1-4, 2-3-, 2-5.
в) Перенос позы по тактильному образцу. Правая рука — левая рука (2-3-, 2, 2-5); Левая рука — правая рука (2-3-, 2, 2-5).

2. Кинетический (динамический) праксис. (Повторение заданной последовательности движений.)

а) Реципрокная координация.
б) Ребро — кулак — ладонь; кулак — ребро — ладонь.
в) Графические пробы.
г) Оральный праксис. (Подуть, надуть щеки, оскал, высунуть язык, цоканье, щелканье языком…)

3. Пространственный праксис. (Повторение пространственно-ориентированных движений.)

а) «Голосование»,
б) Рука горизонтально перед грудью,
в) Ладонь горизонтально под подбородком,
г) Левая рука — правая щека,
д) Правая рука — левое ухо.
е) Левый кулак под правой ладонью ребром,
ж) Правая рука — левое ухо, левая рука — правая щека.

Действия с воображаемыми предметами. Размешать чай. Зажечь спичку. Вдеть нитку в иголку.

Символические действия. Погрозить. Поманить. Отдать честь.

3. Конструктивный праксис (складывание-из палочек по образцу, рисование по вербальному заданию, срисовывание объемных геометрических фигур).

Нарушения праксиса:

Акинетическая (психомоторная) апраксия обусловлена недостатком побуждения к движениям.

Амнестическая апраксия — нарушение произвольных движений при сохранении подражательных.

Идеаторная апраксия — невозможность наметить план последовательных действий, составляющих сложный двигательный акт, при сохранении возможности их случайного выполнения.

Конструктивная апраксия — невозможность составления целого предмета из его частей.

Пространственная апраксия — нарушения ориентировки в пространстве, прежде всего в направлении «правое — левое».

Соматосенсорный гнозис (восприятие) Тактильный гнозис

Локализация прикосновения. Правая рука. Левая рука.

Проба Тойбера (одновременное прикосновение к левой и правой руке).

Дермолексия (определение фигур и цифр, написанных на коже).

Называние пальцев (без зрительного контроля):

Правая рука —5 1324514 2.
Левая рука — 2 41534231.

Стереогнозис (узнавание предметов на ощупь, при закрытых глазах).

Тактильная агнозия (астереогнозис) — нарушения способности узнавать предъявляемые предметы на ощупь при отсутствии отчетливых дефектов элементарных видов чувствительности (поверхностной и глубокой).

Тактильная предметная агнозия — нарушение узнавания на ощупь с закрытыми глазами величины и формы предмета, определения его функционального назначения.

Тактильная агнозия текстуры объекта — неспособность определить путем ощупывания качество материала, характер поверхности предмета, его плотность.

Слуховой гнозис. Слухо-моторные координации

1) Исследование слухового восприятия — узнавание знакомых шумов (шелеста бумаги, звона ключей).
2) Идентификация ритмов (сколько ударов?).
3) Воспроизведение предъявляемых ритмических последовательностей (по инструкции, по образцу).
4) Узнавание общепопулярных мелодий.

Слуховая агнозия — нарушение музыкальных способностей, имевшихся у пациента в прошлом.

Моторная амузия — нарушение воспроизведения знакомых мелодий. Сенсорная амузия — нарушение узнавания знакомых мелодий.

При слуховой агнозии может нарушаться идентификация голосов животных и птиц, разнообразных бытовых шумов.

Схема тела

Исследование право-левой ориентировки. (Просят показать собственную левую руку, правую руку экспериментатора, сидящего со скрещенными руками).

Оценка пальцевого гнозиса по вербальной инструкции, называние пальцев.

Соматоагнозия (нарушения схемы тела) — нарушение узнавания частей собственного тела, оценки их состояния, расположения по отношению друг к другу.

Выделяют: анозогнозию гемиплегии, слепоты, глухоты, афазии, боли.

Аутотопагнозию — игнорирование половины тела или неузнавание его частей.

Ориентировка в пространстве

Ориентировка в реальном пространстве (узнавание своей палаты, места нахождения).

Пространственные отношения (предлагают нарисовать план своей комнаты с указанием расположения дверей, окон, мебели), частей света (по условной географической точке, поставленной экспериментатором на листе бумаги).

Узнавание времени на «слепом » циферблате, установка «стрелок» часов по вербальной инструкции.

Зрительный гнозис

1) Узнавание реальных предметов.
2) Узнавание реалистических изображений.
3) Узнавание наложенных друг на друга изображений предметов.
4) Узнавание изображений предметов с «недостающими » признаками, на «зашумленныхрисунках» (перечеркнутыеизображения, фигуры Поппельрейтера, конфликтные фигуры).
5) Узнавание букв.
6) Рассказ по сюжетным картинкам («Прорубь «, «Разбитое окно «).
7) Рассказ по серийным, сюжетным картинкам.
8). Идентификация и классификация цветов по оттенкам.

Лицевой гнозис — узнавание знакомых лиц, идентификация фотографий незнакомых лиц по заданному образцу, портретов писателей.

Нарушения зрительного гнозиса. Предметная агнозия — затруднение узнавания отдельных предметов и их изображений при сохранном периферическом зрении. Тактильное опознание предметов не нарушается.

Прозопагнозия — агнозия на лица, неспособность узнавать знакомых людей, определять индивидуальную принадлежность человека по изображению, различать мужчин и женщин, особенности мимики, редко нарушается способность узнавания собственного лица в зеркале.

Цветовая агнозия — нарушение классификации цветов, подбора одинаковых цветов и оттенков.

Симултантная агнозия — нарушение возможности узнать и понять содержание сюжетных картинок при правильном опознавании отдельных объектов и деталей картинки.

Мнестические функции Слухоречевая память

а) Запоминание серии слов (до 4 предъявлений). Примеры заданий:

рыба—печать—дрова—рука—дым—ком; пузырь—краска—совок—нога—хлеб—шар; звезда—нитка—песок—белка—пыль—шелк.

Нормативным является непосредственное полное воспроизведение слов с третьего раза при сохранном порядке воспроизведения. После гетерогенной интерференции (другой деятельностью в течение 10—20 мин.) — отсроченное воспроизведение запоминаемых слов. При отсроченном воспроизведении допустимы 2 ошибки.

б) Запоминание двух серий слов ( до 4 предъявлений). Примеры заданий:

1. дом—лес—кот; ночь—игла—пирог;
2. кит—меч—круг; лед—флаг—тетрадь;
3. кран—столб—конь; день—сосна—вода.

Нормативы эффективности выполнения теста такие же, как в пункте а). Обязательно удержание эталонного порядка слов.

в) Запоминание фраз.

В саду за высоким забором росли яблони.
На опушке леса охотник убил волка.

г) Запоминание рассказов.

«Галка и голуби «.

Галка услыхала, что голубей хорошо кормят. Обелилась она в белый цвет и влетела в голубятню. Голуби ее приняли. Накормили. Но она не удержалась и закричала по галочьи, тогда они ее выгнали. Хотела она вернуться к своим, к галкам, а те тоже ее не признали и выгнали. Мораль?

Зрительная память

а) Запоминание 6 геометрических фигур.

Нормативы эффективности выполнения теста такие же, как при исследовании слухоречевой памяти. Обязательно удержание эталонного порядка фигур. Прочность хранения зрительной информации исследуется через 30 мин. без дополнительного предъявления эталона. При отсроченном воспроизведении допустимы 2 ошибки (забывание фигуры, ее неверное изображение, потеря порядка воспроизведения).

б) Запоминание 6 букв.

Примеры:

ЕИРГКУ; ДЯВСРЛ; НЮБКИЪ; ОУЗТЩЧ.

в) Воспроизведение по памяти сложно организованных геометрических фигур (Тейлора, Рея-Остеррица).

Речевые функции

Исследование экспрессивной речи.

а) Спонтанная диалоговая речь.

Предъявляются вопросы, которые предусматривают короткий, односложный ответ (типа «да», «нет», «хорошо», «плохо») и — развернутый. Вопросы затрагивают обыденную жизнь.

При анализе полученных ответов учитывается способность понимать обращенные вопросы, поддерживать диалог. Отмечается характер мимики, жестов. В ответах рассматривается их односложность или развернутость, особенности произносительной стороны речи, наличие эхолалий, быстрота ответов, различия в ответах на эмоционально значимые и индифферентные для испытуемого вопросы.

б) Автоматизированная речь.

Просят перечислить числовой ряд (от 1 до 6, от 7 до 12, от 15 до 20), перечислить месяцы в году.

Учитываются возможность плавного перечисления автоматизированных рядов, пропуски составляющих элементов, персеверации, парафазии.

в) Повествовательная (монологическая) речь.

(Пересказ коротких рассказов вслух после прочтения их экспериментатором, составление предложений или короткого рассказа по любой сюжетной картине).

При анализе повествовательной речи обращается внимание на то, в какой мере в пересказе отражены ключевые элементы текста, сохранена нужная последовательность повествования, близость пересказа к тексту, понимание смысла рассказа.

Отмечаются возможность самостоятельного воспроизведения рассказа без наводящих вопросов, активность, развернутость, плавность или отрывистость речи, поиски слов, аграмматизмы, преобладание в речи глаголов, вводных слов или существительных, характер парафазии, их изменчивость.

г) Исследование отраженной речи.

Повторение изолированных гласных звуков (а, о, у, и, е, ю);
изолированных согласных звуков (эм, эр, рэ, с, д, к);
слогов триграмм (лив, кет, бун, шом, тал, гис);
серий трехсложных гласных звуков (аоу, уао, оау, уоа, оуа, ауо);
серий оппозиционных слогов (ба-па, па-ба, ка-ха, са-за);
различение изолированных гласных звуков и их серий (а-у-у-а-у-а);
дифференцирование близких по звучанию слогов, слов и звукосочетаний (да-та-да-да-та-та);
повторение простых и сложных слов (дом, работа, водопровод, полководец, стратостат);
повторение предложений и серий слов, не связанных по смыслу (дом — лес, луч — мак, сон — бег, ночь — план — лист);
повторение серий слогов триграмм (бун — лец, кет — лаш, зук — тиз, рел — зук — тиз);
повторение серий слов, название реальных предметов, частей тела, изображений предметов;
•название действий (топор — рубить, ножницы — резать, пистолет — стрелять).
д) Исследование понимания обращенной речи и понимания словесных значений.

Для этого просят объяснить значение и смысл отдельных слов;

простых команд (закрыть глаза, показать язык, поднять руку);
флексивных отношений (ключ — ручкой, ручку — ключом, ручкой — ключ, ключом — ручку);
понимание отношений между предметами, выраженных одним предлогом и наречием места (положите ручку под книгу, над книгой, справа от книги);
двумя предлогами (положите тетрадь в книгу, но под ручку);
понимание конструкций родительного падежа (отец брата и брат отца, сын сестры и сестра сына);
интравертированных конструкций (я позавтракал после того, как прочитал газеты. Что я сделал раньше?);
проб Хеда. (Покажите указательным пальцем правой руки левое ухо).
е) Оценка фонематического анализа. (Определение количества букв в словах, первой и последней букв в слове, анализ слова по одной или двум фонемам: если произносится слово, в котором есть звук «с» или «с» и «р», — поднять руку).

Нарушения речи

Речевой напор — патологическое речевое возбуждение, с непрерывной потребностью говорить.

Вычурная речь — использование необычных, малопонятных, часто не подходящих по смыслу слов, сопровождающееся манерной жестикуляцией и гримасничаньем.

Зеркальная речь (эхолалия) — непроизвольно повторяемые слова, услышанные от окружающих.

Монотонная речь — расстройство речи, при котором отсутствуют (или крайне незначительны) изменения интонаций.

Обстоятельная речь — замедленная речь, с излишне подробным изложением маловажных и несущественных деталей.

Олигофазическаяречь — обеднение словарного запаса, грамматического строя и интонаций.

Парадоксальная речь — преобладание противоречивых по смыслу высказываний.

Персевераторная речь — многократное повторение одного и того же слова или оборота речи, невозможность подобрать необходимые слова и обороты для продолжения речи.

Пуэрильная речь у взрослого — напоминает лепетание, картавость и интонационные особенности детской речи.

Рифмованная речь — наполнена всевозможными рифмами, которые используются часто в ущерб смыслу.

Скандированная речь — это расстройство речи, при котором говорят медленно, раздельно произнося слоги и слова.

На основании вышеперечисленных методик нейропсихологического исследования возможно выявление следующих синдромов нарушений высших корковых функций:

Эфферентная (вербальная) моторная афазия — дефект речи, в виде нарушений плавности артикуляционной речи, грубой персеверации, неспособности проанализировать услышанные или произносимые слова, неудержанием речеслухового ряда, отчуждением смысла слов. Часто эти нарушения сопровождаются потерей плавности речи с затруднениями в приступе к слову, напряжением, запинаниями, смазанностью произношения.

Локализация очага при эфферентной моторной афазии преимущественно в зад-не-нижних отделах премоторной области левого, доминантного по речи, полушария головного мозга («зона Брока»).

Динамическая афазия проявляется скудной, свернутой, стереотипной речью без произносительных затруднений. Речевая инициатива оказывается резко сниженной в сочетании с тенденцией к использованию речевых штампов. Автоматизированная речь нарушается незначительно или чаще не нарушается. Также мало нарушенными оказываются номинативные функции речи, однако они отчетливо проявляются в диалогической и спонтанной речи в виде поиска нужного слова. Отраженная речь обычно остается сохранной, но может пострадать воспроизведение многосложных предложений. Понимание речи и сложных грамматических конструкций не страдает или нарушается незначительно.

Выделяют 3 уровня речевых поражений:

на 1 (уровне замысла) спонтанная речь может отсутствовать, диалогическая осуществляется только с опорой на вопрос;

нарушения 2-го уровня отчетливо проявляются в монологической речи, составлении предложений к сюжетных картинкам, пересказе текста, составлении рассказа на заданную тему, невозможности трактовки пословиц, идиоматических выражений. Ошибки обусловлены дефектами синтаксиса, вербальными заменами и даже персеверацией (на 1 и 2 уровне динамической афазии грубо нарушается коммуникативная функция речи — больные не задают вопросов и не стремятся рассказывать о себе);

3-й уровень характеризуется экспрессивными аграмматизмами: ошибками в согласовании слов в роде и падеже, глагольной слабостью и неправильным употреблением глагольных форм, отсутствием предлогов, общей бедностью речевого высказывания.

Динамическая афазия как самостоятельная форма речевой патологии возникает при очагах поражения мозга кпереди от «зоны Брока» (задние отделы извилины и медиальной поверхности левого полушария).

Афферентная (артикуляционная) моторная афазия характеризуется кинестетической апраксией, приводящей к системному дефекту на артикуляционном, лексическом и синтаксическом уровнях.

Клинически это проявляется отсутствием всех видов экспрессивной речи при относительно сохранном понимании обращенной речи и чтении про себя.

Очаг поражения локализуется в левом полушарии (у праворуких) в нижних отделах задне-центральной области с большим или меньшим вовлечением передних отделов теменной доли.

Акустика-гностическая (сенсорно-акустическая) сенсорная афазия — нарушение экспрессивной и импрессивной речи. Спонтанная и диалоговая речь в зависимости от степени выраженности нарушается до степени «словесной окрошки», представляющей собой набор нечленораздельных по звуковому составу слов, до относительно сохранной, но лексически обедненной речи. Нередко наблюдается логорея и склонность к речевой расторможенности.

Экспрессивная речь без произносительных затруднений, интонационно выразительная и эмоциональная. Отмечаются изменения грамматической структуры речи. Речь больных изобилует глагольными формами, вводными словами, наречиями при относительной малой представленности существительных. Грубо нарушена отраженная речь — отмечаются повторения отдельных звуков, слов и предложений. Понимание ситуативной речи тотально нарушается лишь при грубой степени афазии. В большинстве случаев сохраняется возможность понимания отдельных слов и простых команд.

Очаг поражения локализуется преимущественно в задне-верхних отделах 1-й височной извилины левого полушария («зона Вернике»).

Акустико-мнестическая (сенсорно-амнестическая) афазия — нарушение номинации. Функция называния может нарушаться в большей или меньшей степени, причем отчетливой разницы в назывании предметов и действий нет. Трудности называния выражаются увеличением латентного периода припоминания, вербальными заменами, реже литеральными или отказом от ответов. Иногда называние заменяется описанием назначения предмета или ситуацией, в которой он встречается. Нередко конкретное название изображения предметов заменяется их обобщенным понятием. Наблюдаются затруднения в нахождении нужных слов или выражений. Произносительные нарушения речи не отмечаются.

В классификации А. Р. Лурия выделены две формы афазии, связанные с поражением височно-теменной области левого полушария (у праворуких): амнестическая и семантическая. Если очаг поражения распространяется в каузальном направлении и захватывает теменно-затылочную область, то могут возникнуть специфические нарушения чтения и письма (оптическая алексия и аграфия).

Семантическая афазия в отличие от акустико-мнестической и амнестической афазии проявляется наличием грубого избирательного импрессивного, реже — экспрессивного аграмматизма, проявляющегося в нарушении понимания и оперирования сложными грамматическими категориями. Больные плохо понимают предлоги и наречия места, отражающие пространственные взаимоотношения между объектами, сравнительные и переходные конструкции, временные отношения, конструкции родительного падежа. При этом сохраняется способность читать и писать.

Преимущественная локализация очагов поражения — область надкраевой извилины теменной доли левого полушария.

Исследование письма

Списывание коротких фраз.
Письмо букв, слогов, слов и фраз под диктовку.
Запись автоматизированных энграмм (речевых стереотипов). Примеры: Собственное имя, отчество, фамилия, адрес.
Аграфия — нарушение способности писать правильно по смыслу и форме при сохранности двигательной функции руки.

Исследование чтения

Чтение слогов, слов, идеограмм, выполненных разными шрифтами.
Чтение простых предложений и коротких рассказов, газетного текста.
Чтение «зашумленных» букв.
Алексия — расстройство чтения, обусловленное нарушением понимания текста.

Выделяют: вербальную алексию — нарушение понимания смысла фраз и отдельных слов. Литеральную алексию — нарушение узнавания отдельных букв, цифр и других знаков.

Исследование счета

Чтение, называние, написание предложенных чисел.
Автоматизированные счетные операции (таблица умножения).
Сложение и вычитание однозначных и двузначных чисел.
Письменный счет.
Решение простых задач. Пример: Хозяйка тратит за 5 дней 15 литров молока. Сколько она тратит за неделю?
Серийный счет. (От 100 отнимать по 7, от 200 по 13; поочередно отнимать от 30 то 1, то 2.)
Акалькулия — нарушение способности производить арифметические действия. Встречается при поражении теменной и затылочной долей доминантного полушария головного мозга.

Оптическая акалькулия — связана с нарушениями зрительного восприятия и воспроизведения близких по графической структуре цифр (при поражении затылочной области коры больших полушарий головного мозга).

WebRep